Фармакоэкономика – это экономическая оценка фармацевтических
и биоинженерных продуктов, когда измеряют и сравнивают результаты
лечения и затраты, интерпретируют их при принятии решений

Изменить язык + 7 (495) 975-94-04 clinvest@mail.ru

В России учащаются случаи убийств и самоубийств неизлечимо больных, не получивших достаточной медпомощи

  • Новости   /
  • 4254

В России учащаются случаи убийств и самоубийств неизлечимо больных, не получивших достаточной медпомощиОбеспечение онкологических, ревматологических и других страдающих пациентов обезболивающими за государственный счет— длительный и сильно формализованный процесс. Врачи же не хотят «портить себе жизнь» лишними бумагами.

Когда жить осталось 2 месяца
Следственное управление Следственного комитета РФ по Курганской области сообщило 19 января о том, что вечером 9 января 2011 года 59-летний житель села Просвет Кетовского района в собственной квартире задушил ремнем свою 55-летнюю супругу. Мужчина рассказал следователю, что сделал это по просьбе своей жены и исходя из гуманных побуждений. «Супруга обвиняемого действительно болела тяжелым онкологическим заболеванием, но в данном случае это не является смягчающим вину обстоятельством. В российском уголовном праве нет такого понятия „эвтаназия“, к тому же в России эвтаназия запрещена»,— говорят в пресс-службе ведомства.

Как пояснил руководитель Кетовского следственного отдела управления следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Курганской области Михаил Панов, уголовное дело возбуждено по ст.105 часть 1, со слов мужа выяснено, что женщина болела онкологическим заболеванием желудка в течении трех лет, и перенесла операцию. Муж неоднократно возил ее к врачам в город Курган, где медики недавно сообщили супругам, что болезнь жены уже перешла в последнюю стадию, и женщина сможет прожить не больше 2 месяцев. «Общее состояние ее было удручающим, — сказал муж, – она страдала от болей, не могла отправлять физиологические потребности». Эти данные следствие будет проверять. «Все медицинские документы запрошены»,— отметил Панов. Супруги жили вдвоем, детей у них не было.

Убийство больного даже по его просьбе — факт достаточно редкий, по словам Михаила Панова, в его практике первый. А со случаями суицидов тяжелых больных, как пояснил Панов, криминалисты встречаются. Знают о таких ситуациях и психиатры.

Не всегда причина в недоступности медпомощи
«Случаи такие бывают, говорит профессор, руководитель отдела государственного научного центра социальной и судебной психиатрии (ГНЦССП) им. В.П. Сербского Борис Положий,— хотя я не могу сказать, что их много. Зависят эти случаи суицидов, скорее, не от доступности медпомощи, а от индивидуальных особенностей человека, а, возможно, и от некой био-предрасположенности к самоубийству, хотя этот фактор пока дискутируется. Индивидуальная предрасположенность к суициду проявляется не всегда, зато мы знаем, что у суицидов чаще всего бывает много причин”. Что касается проблемы эвтаназии (ассоциированного самоубийства), которую порой обсуждают при невозможности решить проблему боли, профессор высказался против нее категорически.

«Не мы дали человеку жизнь, не нам ее и забирать. Да и у человека психическое состояние может измениться даже за короткое время. Есть случаи излечения от болезни, остановки патологического процесса, об этом знают онкологи,— заметил Положий.— Я категорически против эвтаназии как по морально-этическим причинам, так и по медицинским соображениям”.

Теоретически все проблемы решены
В общероссийском общественном движении «Медицина за качество жизни», пояснили, что на сегодняшний день все нормативные проблемы доступности обезболивания решены. И если где-то есть сбой, полагают в этой общественной организации, то это «просчеты конкретных работников на конкретной территории, все заявки на обезболивающие препараты в регионах обеспечиваются и оплачиваются полностью».

Неоднозначно оценивают ситуацию с доступностью лекарств от боли и в межрегиональной общественной организации «Движение против рака». В каких-то регионах, организация помощи таким больным осуществляется лучше, в каких-то— хуже, пояснил руководитель движения Николай Дронов. «Причем самое большое количество жалоб у нас на организацию медпомощи из Москвы и Санкт-Петербурга, и мы это связываем с тем, что здесь самое большое количество лечебных учреждений и больные более „продвинутые“, чем в отдаленных местах, в национальных республиках, где просто боятся жаловаться, „чтобы не было хуже“,— сказал Дронов. В пресс-службе движения не обладают полной статистикой и могут говорить только о двух анкетах, где есть жалобы не недоступность обезболивания и 10 звонках с жалобами на отказы в госпитализации и на отказы в прописывании препаратов.

На практике люди мучаются
«Получение наркотических, да и ненаркотических анальгетиков пациентами безумно формализовано. Врачи в поликлиниках стараются просто их не выписывать, чтобы не „закапываться“ потом в килограммах отчетности, потому некоторые тяжелые больные просто в муках умирают,— рассказал заместитель председателя Формулярного комитета, профессор Павел Воробьев, проехавший летом с просветительской миссией от Москвы до Дальнего Востока. — Чиновничий беспредел привел к тому, что сильнодействующие анальгетики врачи просто реально не выписывают. Это не борьба с наркоманами, которые все равно достанут то, что им нужно, а борьба со страдающими больными. Онколог выписать лекарство не может, может только его назначить. Получить лекарство, даже если выпишет врач, можно только по месту жительства. А если человек не живет там, где зарегистрирован? Причем, получить препарат в аптеке может только сам больной, а не его родственники. Либо, чтобы получать обезболивание, пациент должен ложиться в стационар, который в безнадежном случае старается больного не госпитализировать. А хосписов мало. Если больной лежит дома, то существует необходимость для участкового посещать его, что усугубляет положение врача, которых в поликлинике чаще всего не хватает. Если речь идет о глубинке, а не о Москве, то проблема еще более усложняется».

Источник: GZT.RU