Фармакоэкономика – это экономическая оценка фармацевтических
и биоинженерных продуктов, когда измеряют и сравнивают результаты
лечения и затраты, интерпретируют их при принятии решений

Изменить язык + 7 (495) 975-94-04 clinvest@mail.ru

ВИЧ-инфекция и СПИД в России – оценка социально-экономических потерь

  • Библиотека   /
  • 6014

Авторы:  Л.Д.Попович, Е.Г.Потапчик, Ю.В.Пусачева, Независимый Институт Социальных Инноваций, Москва

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Распространение ВИЧ инфекции с последующей смертью от СПИД оказывает многофакторное деструктивное воздействие на все субъекты экономики, начиная от уровня домохозяйств и заканчивая уровнем экономики страны в целом.

Распространение эпидемии ВИЧ инфекции прежде всего сказывается на демографических показателях, приводя к снижению численности населения и ожидаемой продолжительности жизни. Передача ВИЧ инфекции через гетеросексуальные контакты обуславливает преимущественное заражение молодой части населения. Возрастание общей смертности среди лиц репродуктивного возраста ведет к уменьшению рождаемости. Для стран с отрицательным приростом населения, таких как Россия, масштабная эпидемия ВИЧ инфекции может усугубить демографические проблемы.

Углубление эпидемии ВИЧ инфекции приводит к снижению качества рабочей силы. ВИЧ-позитивные люди, зная о неминуемой смерти, теряют интерес к совершенствованию профессиональных навыков, к образованию, что существенно снижает производительность их труда.

Распространение эпидемии ВИЧ инфекции приводит к росту государственных расходов на здравоохранение и социальное обеспечение. Медицинская помощь ВИЧ-инфицированным, включая дорогостоящее медикаментозное лечение и стационарное лечение в терминальной стадии заболевания, профилактические мероприятия по противодействию эпидемии требуют привлечения дополнительных средств и перераспределения имеющихся ресурсов здравоохранения.

Помимо качественных оценок, в разных странах проводились количественные расчеты социального бремени СПИД/ВИЧ для общества. При этом было показано, что структура социальной стоимости ВИЧ инфекции отличается от других заболеваний, имея значительно более высокую долю косвенных издержек, чем в случае других болезней. Производственные потери в большей степени определяются относительно молодым возрастом возникновения СПИД и относительно ранней преждевременной смертностью. Исследования подтверждают, что потери совокупного человеческого капитала в результате смерти от ВИЧ инфекции значительно выше, чем от любой другой причины смерти, включая ДТП, самоубийства, инсульт и инфаркт, что связано с более молодым возрастом смерти [1].

По оценке канадских ученых, для ВИЧ инфекции косвенные издержки превышали прямые издержки в 2,4 раза [2]. Аналогичные результаты получены в исследованиях американских [3], китайских [4], индийских [5], австралийских [6] исследователей. Результаты анализа агрегированных потерь благосостояния от распространения ВИЧ инфекции в 25 европейских странах [7] показали, что за период 1995-2001 гг. общие потери благосостояния для всего региона составили около 16% ежегодного ВВП всех рассматриваемых стран. При этом очень высокие уровни подушевых потерь благосостояния наблюдаются в Украине, России, Белоруссии, Казахстане и Молдове.

В России исследования экономических последствий ВИЧ-инфекции проводились разными организациями, причем наиболее активно в начале 2000-х годов (Всемирный банк [8], Международная организация труда [9] и Программа развития ООН [10]). Полученные оценки влияния ВИЧ эпидемии на макроэкономические показатели различались в зависимости от специфики применяемых моделей, однако исследователи сошлись во мнении, что в результате распространения ВИЧ эпидемии в России ВВП страны может сократиться к 2050 г. не менее, чем на 5%.

В 2013 году НИУ ВШЭ был проведен уточненный расчет социально-экономического бремени ВИЧ для России. В расчет включались только материальные издержки, при этом учитывались только государственные расходы, оставляя вне расчетов расходы граждан, бизнеса, международных организаций, благотворительные взносы и др. В составе прямых затрат учитывались как медицинские расходы (затраты на оказание медицинской помощи и проведение вторичной профилактики), так и прочие затраты (вложения в первичную профилактику, научные исследования, развитие сети центров по профилактике и борьбе с ВИЧ и др.). В состав косвенных затрат включались расходы в связи с отсутствием на рабочем месте в результате временной утраты трудоспособности по болезни и потери общества в связи с преждевременной смертностью больных СПИД.

Результаты расчета приведены в таблице [11].

Виды издержек Величина (млн.руб.)
Прямые медицинские издержки 20 566,6
Расходы федерального и региональных бюджетов на приобретение диагностических средств и антивирусных препаратов для профилактики, выявления
и лечения инфицированных вирусами иммунодефицита человека и гепатитов В и С
16898,4
Расходы на оказание амбулаторной помощи ВИЧ-инфицированным и проведение вторичной профилактики 3331,9
Расходы на стационарную помощь для ВИЧ-инфицированных 336,3
Прямые немедицинские издержки 2 385,9
Совершенствование методов профилактики, диагностики и лечения заболеваний, вызываемых ВИЧ-инфекцией 754,6
Развитие единой системы мониторинга и оценки в области противодействия ВИЧ инфекции среди населения 35,9
Мероприятия по первичной профилактике ВИЧ-инфекции, вирусных гепатитов В и С 143,9
Научные исследования 27,5
Развитие сети центров по профилактике и борьбе с ВИЧ 1378,2
Расходы на управление 24,1
Целевой взнос в Объединенную программу ООН по борьбе с ВИЧ/СПИД 21,8
Косвенные издержки 69 375,5
Производственные потери в результате преждевременной смертности 58287,2
Производственные потери за счет дополнительных дней нетрудоспособности 11088,3
Социально-экономические потери 92 328,0

Кроме этого, НИУ ВШЭ была проведена оценка потенциального снижения социально-экономического ущерба для общества в результате проведения ранней АРВ терапии всем взрослым ВИЧ инфицированным (за исключением больных в терминальной стадии – больных СПИДом). В модели предполагалось, что инфицированные получат раннюю АРВ терапию вне зависимости от уровня CD4, сразу после установления диагноза ВИЧ. В результате примененной модели удалось показать, что общее число потенциально предотвращенных случаев заражения в этих условиях могло составлять 34216 случаев, в первую очередь за счет за счет значительного сокращения передачи инфекции в серодискордантных парах. В исследовании было показано, что ранняя АРВ терапия изменит характер развития эпидемии ВИЧ/СПИД в России на более благоприятный, приводя в горизонте планирования до 2020 года к предотвращению потери более чем 342 тысяч человеко-лет жизни.

Однако в настоящее время эпидемия ВИЧ/СПИДа в Российской Федерации распространяется нарастающими темпами [12]. При этом необходимо учесть, что в связи с прекращением Федеральной целевой программы «Предупреждение и борьба с социально-значимыми заболеваниями (2007-2012 годы)» в настоящее время финансирование мероприятий по борьбе с ВИЧ/СПИД, включая закупку диагностических средств и антивирусных препаратов, должно осуществляться в рамках Программы развития здравоохранения до 2020 года. Все вопросы изыскания средств для достаточного финансирования и достижения установленных показателей являются ответственностью региональных органов исполнительной власти. Это приводит к тому, что Россия не предусматривает реализации целых блоков мероприятий, которые рекомендуются Объединенной Стратегией ООН до 2015 года (Joint United Nations Programme on HIV/AIDS (UNAIDS) Strategy-2015) [13].

Происходящая в настоящее время децентрализация и фрагментация борьбы с распространением инфекции может существенно снизить и так недостаточную эффективность политики в сфере борьбы с ВИЧ/СПИД в России. Очевидно, что без выработки единой национальной политики/стратегии, создания единого координационного органа высокого уровня и единой системы мониторинга и оценки деятельности в области ВИЧ/СПИД невозможно рассчитывать на эффективную борьбу с этой эпидемией. Поэтому в первую очередь необходимо предпринять меры по синхронизации запланированных в России мер [14] с предложениями UNAIDS. В условиях нарастающего дефицита ресурсов тем важнее становится объединение усилий всех возможных участников процесса и формирование комплексного подхода как на уровне федеральных органов власти, так и в регионах.

В этой связи дополнительным аргументом для лиц, принимающих решения в сфере здравоохранения, могут стать проведенные оценки социально-экономического потерь от эпидемии ВИЧ/СПИД и выгод от вложений в раннюю АРВ терапию для экономики России.

Литература

1. Hanvelt, Robin A., et. al., «Indirect Costs of HIV/AIDS Mortality in Canada,» AIDS 8 (10), 1994

2. Health Canada, Economic Burden of Illness in Canada 1993, Ottawa, 1997, Table 1, page 9

3. Hutchinson AB. Et al., The economic burden of HIV in the Unites states in the era of highly active antiretroviral racial and ethnic differences, J Acquir Immune Defic Syndr.,2006, Dec. 1; 43 (4):451-7

4. The Socioeconomic Impact of HIV/AIDS in China, Research Team «The Socioeconomic Impact of HIV/AIDS», August 2002

5. Sanghamitra D. et al., Economic cost of HIV and AIDS in India: Integrating Mental Health in Welfare Evaluation, The World Bank funded study, Indian Statistical Institute, New Delhi, July 2007

6. The impact of HIV/AIDS in NSW mortality, morbidity and economic impact: Health Outcomes International Pty Ltd in association with the National HIV Centre in HIV Epidemiology and Clinical Research, December 2007, www.health.nsw.gov.au.

7. Fimpel J. and Stolpe M., The Welfare cost of HIV/AIDS in Eastern Europe: An Empirical Assessment Using the Economic Value-of- Life Approach, iHEA 6th World Congress 2007, No. 1297.

8. К. Рюлль, В. Покровский, В. Виноградов «Экономические последствия распространения ВИЧ-инфекции в России», Всемирный банк, май 2002, www.worldbank.org.ru.

9. Misihina S., Pokrovsky V, Mashkilleyson N., Pomazkin D. A model of social policy costs of HIV/AIDS in the Russian Federation, ILO, 2003

10. S. Sharp, The Economic Impact if HIV and AIDS in Russia, Current Trends and Perspectives, UNDP

11. С разрешения авторов.

12. Федеральный научно-методический Центр по профилактике и борьбе со СПИДом,hivrussia.ru.

13. GETTING TO ZERO. UNAIDS Strategy 2011-2015. UNAIDS/10.12E/JC2034E (English original, December 2010).

14. Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 13 февраля 2012 г. N 16 «О неотложных мерах по противодействию распространения ВИЧ-инфекции в Российской Федерации»

Источник: http://arvt.ru/publications/clinical-researches/HIV-AIDS-Russia.html