Фармакоэкономика – это экономическая оценка фармацевтических
и биоинженерных продуктов, когда измеряют и сравнивают результаты
лечения и затраты, интерпретируют их при принятии решений

Изменить язык + 7 (495) 975-94-04 clinvest@mail.ru

Фармакоэкономика в России. Очень нужна, но внедрить ее почти невозможно

  • Новости   /
  • 2731

Фармакоэкономика давно и серьезно зарекомендовала себя как неотъемлемая часть экономики мирового здравоохранения. Внедрение принципов фармакоэкономического анализа могло бы помочь оптимизировать расходы и российскому здравоохранению. Но, несмотря на то, что фармакоэкономика провозглашена на государственном уровне одним из приоритетных направлений развития здравоохранения, реальных действий по ее внедрению в отечественную медицинскую практику пока не происходит.

Разобраться, возможно ли ускорить внедрение фармакоэкономических механизмов в практику нашего здравоохранения, недавно решили специалисты-маркетологи. “Фармакоэкономика и конечный потребитель лекарственных препаратов” — так называлась тема последнего заседания Российской ассоциации фармацевтического маркетинга, которое состоялось 27 февраля в уютном зале московского ресторана “Ле Клуб”.

В роли “школьного учителя” пришлось выступить первому докладчику мероприятия, председателю редакционного совета газеты “Фармацевтический вестник” Ю.А. Крестинскому. Чтобы помочь собравшимся договориться об общей терминологии, он дал определения и краткие характеристики основным фармакоэкономическим понятиям. Опуская “учебную часть” этого выступления, хотелось бы остановиться на личной позиции докладчика по проблеме внедрения фармакоэкономических механизмов в России. Общая цель фармакоэкономического анализа заключается в том, чтобы обеспечить наиболее эффективное и, в то же время, недорогое лечение всем пациентам. В российских условиях, когда уровень затрат на лекарства значительно ниже, чем в развитых странах, а количество лиц, имеющих право на различные льготы по их приобретению, превышает треть населения, применение методов фармакоэкономического анализа помогло бы решить огромное количество проблем, в том числе и государственного характера. Однако стоимость качественных фармакоэкономических исследований такова, что для их комплексного внедрения необходимы затраты, несовместимые как с возможностями государства, так и с объемами отечественного фармрынка, утверждал Ю.А. Крестинский.

Говоря о потребителях фармакоэкономической информации, докладчик отметил, что особый интерес к этой науке проявляют производители фармпродукции. Очевидно, что вкладывая средства в проведение исследований эффективности и безопасности лекарств, крупные мировые компании-производители вправе рассчитывать на значительные дивиденды. Беда в том, что рядовой отечественный производитель зачастую не может позволить себе финансирование подобных исследований. Что же касается пациентов, то рассматривать их как потребителей фармакоэкономической информации можно лишь условно, считает Ю.А. Крестинский: “Проблемы выбора того или иного лекарства они решают скорее с “фармакоэкономных”, чем с фармакоэкономических позиций”.

Скептическая точка зрения Ю.А. Крестинского на перспективы широкого внедрения фармакоэкономического подхода в практику российского здравоохранения в целом нашла понимание у большинства маркетологов. И только последняя часть его выступления (в ней докладчик выражал сомнения в целесообразности вовлечения пациентов в дискуссию на фармакоэкономические темы) показалась спорной многим участникам “круглого стола”.

“Чтобы решить проблемы на государственном уровне, необходимо принятие федеральной программы фармакоэкономических исследований”, — говорил в своем выступлении доктор фармацевтических наук, заведующий отделением определения потребности в медикаментах НИИ фармации Л.В. Кобзарь. Строгое выполнение программы поможет избежать “частного характера” фармакоэкономических исследований, а также элементов лоббирования со стороны заинтересованных фирм. Совершенно очевидно, что деньги на выполнение программы потребуются большие, и государство вряд ли профинансирует ее в полном объеме. Кто же будет платить? Л.В. Кобзарь видит серьезную заинтересованность в проведении фармакоэкономических исследований со стороны страховых компаний, при которых, по его мнению, и целесообразно было бы создавать фармакоэкономические центры.

О том, что компании, занимающиеся медицинским страхованием, могли бы стать наиболее значительным потребителем фармакоэкономической информации, говорила в своем докладе и директор по маркетингу компании “ЭРКА-Ф” Е.Н. Финагина. На простом примере нестероидных противовоспалительных средств она убедительно доказала участникам “круглого стола” практическую выгоду фармакоэкономической оценки применения “инновационного” препарата. Если бы страховые компании заботились о получении подобной информации и применении этих знаний, польза была бы всем: и страхователям здоровья, и пациентам.

Докладом “в сослагательном наклонении” назвала свое выступление Е.Н. Финагина, ведь на деле интереса к результатам фармакоэкономических исследований страховые компании практически не проявляют...

Глазами провизора решил посмотреть на востребованность фармакоэкономических знаний со стороны конечного потребителя руководитель проекта “Служба доставки лекарств” М.Г. Руденко. В ходе опроса, проведенного сотрудниками службы, выяснилось, что в первую очередь на выбор лекарства пациентом влияют авторитет врача, назначившего этот препарат, многолетняя привычка приема именно этого средства, страна-производитель и удобство приема. Обращает внимание пациент и на рекламу. Обычно главной целью потребителя является “найти именно этот препарат, но по более низкой цене”. Стоимость же лечения возможных побочных эффектов потребителями не учитывается совершенно, а высокоэффективные лекарства часто отпугивают их своей дороговизной. “Потребитель даже не пытается вникнуть в суть отношений “стоимость — эффективность”, “стоимость — полезность” и др.”, — говорил М.Г. Руденко.

Что же встает преградой на пути фармакоэкономических знаний к конечному потребителю? Сориентировать на использование фармакоэкономического подхода при выборе лекарств пациента могли бы провизор или фармацевт, но они выступают в роли продавцов и не имеют возможности тратить много времени на объяснение преимуществ той или иной позиции. Продавец не должен заниматься “ликбезом” по экономике и фармакологии, а кроме того, зачастую ему выгодно продать более дорогой препарат.

На результатах исследований компании “КОМКОН-Фарма” базировалось выступление ее директора О.П. Фельдмана. На вопрос, могут ли представления о фармакоэкономике стать маркетинговым инструментом в продвижении товара на рынок, докладчик дал положительный ответ. Исследования показали, по словам О.П. Фельдмана, что врачи готовы работать “в терминах фармакоэкономики”. В ряде случаев при выборе лекарств конечные потребители склонны прислушиваться и к мнению фармацевтов. Значит, грамотный провизор имеет возможность продвигать лекарства, опираясь на их фармакоэкономические достоинства.

Что же касается непосредственно конечного потребителя, то пусть не в виде классической терминологии, а в более доступной форме, фармакоэкономические знания он активно воспринимает и использует при выборе лекарств. Потребитель может не знать слова “фармако-экономика”, но он прислушивается к рекламе, предлагающей излечиться за более короткий срок и меньшим числом таблеток. И в такой форме продвижения лекарств фармакоэкономика является очень серьезным маркетинговым механизмом, говорил О.П. Фельдман.

К сожалению, объем газетной статьи не позволяет осветить все прозвучавшие на заседании РАФМ выступления более подробно. Однако, как сообщил участникам “круглого стола” сопредседатель координационного совета РАФМ Д.А. Санаев, выход из создавшегося положения теперь найден. Российская ассоциация фармацевтического маркетинга открыла свой сайт в интернете, и материалы состоявшегося заседания желающие могут найти по адресу: www.rafm.ru.

Д. Гуревич

http://pharmvestnik.ru:17000/hl?url=webds/pharmvestnik.ru/cgi-bin/statya.pl%3Fsid%3D3598&mime=text/html&charset=windows-1251