Библиотека

Откуда берутся данные об инвалидах в России?

Откуда берутся данные об инвалидах в России?

2016, 24.09, 07:19 352

Специфика понимания обществом инвалидности как явления конструирует сам контингент инвалидов, его масштабы и отношение к нему. По мере исторического изменения представлений о том, кого считать инвалидом, менялись и соответствующие задачи социальной политики государства. Согласно современной трактовке международных организаций ООН и ВОЗ, препятствия к осуществлению полноценной здоровой и активной жизни порождаются не только и не столько нездоровьем инвалидов, связанным с заболеваниями или травмами, сколько социальными, институциональными и психологическими барьерами, препятствующими их активной интеграции в жизнь общества, успешной социализации и выполнению значимых функций. В таких условиях неполнота информации о распространенности и характеристиках инвалидности лишает субъекты политической власти необходимых ориентиров для проведения взвешенной и обоснованной политики, направленной на сокращение бремени инвалидности, устранение институциональных барьеров и дискриминации по данному признаку.

В настоящее время основополагающим международным документом в данной сфере является Конвенция ООН о правах инвалидов. Россия подписала Конвенцию в 2006 году и ратифицировала её в 2012 году, продемонстрировав готовность следовать ключевым принципам международной политики в отношении инвалидов. Основой для контроля реализации принципов Конвенции является сбор информации (Статья 31[4]). Он должен обеспечивать регулярность, сопоставимость данных во времени и пространстве, и тот уровень детализации данных, который отвечает всем стоящим перед ними задачам. Согласно Конвенции, статистика инвалидности должна базироваться на трех составляющих: административных данных, сплошных и выборочных обследованиях. Посмотрим, каково состояние этих компонент статистики инвалидности среди взрослого населения в современной России[5].

В России основным источником сведений об инвалидности взрослого населения являются данные официальной статистики, основы которой были заложены еще в советское время. Ключевая информация, по которой можно судить о распространенности инвалидности, поставляется двумя формами статистического наблюдения:

- формой 94-пенсии об общем числе пенсий по инвалидности[6], их отдельным категориям, группам инвалидности, а также числе пенсий, назначенных в текущем году и числе работающих;

- формой 7-собес («Сведения о медико-социальной экспертизе лиц в возрасте 18 лет и старше»), которая содержит данные о результатах первичных и повторных освидетельствований на инвалидность в бюро МСЭ.

Форма 94-пенсии – единственный источник информации об общем числе лиц, имеющих выданную бюро МСЭ справку о наличии инвалидности. Только недавно ее сведения начали публиковаться в разрезе основных демографических характеристик взрослых инвалидов. В форме 7-собес есть распределение по полу, возрасту (18-44 года, 45-54 года женщины и 45-59 лет мужчины, 55 лет и старше – женщины и 60 лет и старше – мужчины), месту проживания (город-село), травмам и заболеваниям, что достаточно для того, чтобы изучать эпидемиологию первичной инвалидности в перечисленных разрезах на основе коэффициентов первичной инвалидности, но недостаточно для построения таблиц инвалидизации населения.

Очевидное преимущество статистики МСЭ перед другими источниками информации (самоопределение в ходе переписей и опросов) состоит в ее точности. Однако все оценки по зарегистрированной инвалидности основаны на статистике обращаемости, которая несет в себе серьезные риски включения и исключения. Последние обусловлены доступностью медицинских обследований (ухудшается по мере удаления от крупных населенных пунктов) и мотивацией получения статуса инвалида (которая в одних социальных группах выше, чем в других). Кроме того, статистика по обращаемости демонстрирует социально-мотивированный рост инвалидности в отдельные годы (например, монетизация льгот в 2005 году).

Во Всемирном докладе по инвалидности 2011 года[7] явным образом указывалось, что данные по инвалидности не должны зависеть от изменений в социальной политике государства и в ее законодательной базе. Тем не менее, именно такие новации в ближайшее время могут сказаться на российских оценках. В связи с рядом изменений в критериях назначения инвалидности[8] с 2015 года можно ожидать снижения численности контингента инвалидов: по предварительным, известным на момент написания настоящего текста данным, оно составит до 500 тысяч человек и затронет как взрослые, так и детские возраста.

Задача изменения критериев назначения инвалидности стояла давно. С 2012 года разрабатывались и пилотировались (в Тюменской области, Удмуртской Республике и Республике Хакасия) новые классификации и критерии при осуществлении медико-социальной экспертизы. Приказ Минтруда №1024н[9] конкретизировал формулировки клинико-функциональных характеристик стойких нарушений функций организма, обусловленных заболеваниями, последствиями травм или дефектами. Это должно было снизить субъективный фактор при проведении медико-социальной экспертизы и установлении инвалидности. Изменился сам принцип определения инвалидности. Согласно позиционированию новых критериев Минтрудом, был совершен переход к полностью медицинской модели определения инвалидности.

В полном соответствии с МКФ, в новую классификацию была введена классификация по основным видам нарушений структур организма человека, которая содержит 6 групп нарушений. Степень выраженности стойких нарушений функций организма человека, обусловленных заболеваниями, последствиями травм или дефектами, стала оцениваться в процентах, и в диапазоне от 10 до 100 устанавливаться с шагом в 10 процентов[10]. Неизменным остался набор категорий жизнедеятельности и, по-прежнему, отсутствует классификация факторов среды. Последнее выглядит наиболее значимым отклонением и от модели МКФ, и от определения инвалидности в Конвенции ООН о правах инвалидов. Кроме того, сама классификация нарушений функций приводится по списку МКБ-10, а не по списку МКФ. В результате отсутствует центральное как для модели инвалидности МКФ, так и для принятого в Конвенции ООН общего определения инвалидности звено – взаимодействие со средой. Социальная недостаточность по-прежнему относится к свойству индивида, а не к свойству среды.


[1] Макаренцева (Тындик) Алла Олеговна – начальник отдела ИнСАП РАНХиГС
[2] Васин Сергей Алексеевич – старший научный сотрудник Института демографии НИУ ВШЭ и ИнСАП РАНХиГС
[3] Хасанова Рамиля Рафаэлевна – научный сотрудник ИнСАП РАНХиГС
[4] Конвенция ООН на русском языке доступна на сайте ООН: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/disability.shtml
[5] О статистике детской инвалидности стоит говорить отдельно, в своей административной части она полнее и детальнее. См.: Тындик А.О., Васин С.А. Положение детей-инвалидов и их семей в зеркале переписей населения // Журнал исследований социальной политики, 2016; Ragozina, L. and Rogozin, D. and Vasin, S. and Burdyak, A. and Tyndik, A. and Eliseeva, M. Социальное Положение инвалидов в Российской Федерации с учетом положений Конвенции о правах инвалидов (The Social Situation of the Disabled in the Russian Federation, Subject to the Provisions of the Convention on the Rights of Persons with Disabilities) (December 23, 2014). Available at SSRN: http://ssrn.com/abstract=2542198 orhttp://dx.doi.org/10.2139/ssrn.2542198; Итоговый отчет о научно-исследовательской работе «Анализ социально-экономического положения инвалидов и семей с инвалидами с учетом региональных особенностей бюджетной обеспеченности социальной политики», М.: 2015.
[6] За исключением инвалидов пяти ведомств, составляющих примерно 3% от общего числа инвалидов из регистра ПФР.
[7] Всемирный доклад об инвалидности. Всемирная организация здравоохранения. Всемирный банк, Женева, 2011
[8] Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 29 сентября 2014 г. N 664н "О классификациях и критериях, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы"; Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 17 декабря 2015 г. N 1024н "О классификациях и критериях, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы". На момент написания данного текста анонсированы новые изменения с 2017 года.
[9] Заменил собой предыдущий приказ №664н от 29 сентября 2014 г.
[10] За основу была взята немецкая модель. 

Источник: demoscope.ru

Теги

Яндекс.Метрика